Золотой теленок - Мобильная версия цитаты и фразы из фильмов

Перейти к контенту

Главное меню:

Рецензия

Когда бритва полоумного Кисы вонзилась в мужественное горло Остапа, вся страна зарыдала в голос. Рыдания эти растопили сердца стойких но чутких Ильфа и Петрова. Остапа пришлось спасать. Было ли это так? Знать – не знаю, но чувствую – да! И вот, со шрамом, но живой, помрачневший, но не растерявший духа авантюризма, Великий Комбинатор снова в деле
В этот раз он чуть более целеустремлен: если на информацию о 12 стульях он напоролся совершенно случайно, знаний о подпольном миллионере он вожделел давно. И вот они пришли. Казалось бы, ситуация повторяется – там стулья, здесь Корейко. Случайные, часто – никчемные соратники, нелепое невезение. Так, да не так. Если придерживаться теории о воскрешении Остапа по просьбам трудящихся, то логично было бы увидеть, в общем-то, такую же историю – с тем же флером, атмосферой, настроением. Но, видно, вмешался талант. Такая же история не получилась, потому что Остап, отпихнув в сторону мнение своих создателей, постарел. Потому что медленно, но неумолимо сдвинулось время. Потому что случилось логическое развитие всех этих линий, характеров и завязок.
Золотой теленок вышел другим. Он глубже, реалистичнее, горше. И казалось бы, курьез на курьезе, но не получается над ними беззаботно потешаться: за каждым стоит трагедия разных масштабов, от полного раздрая в стране до сердечного приступа у несчастного старика.
Остап, Великий комбинатор, наконец-то начинает оправдывать свое звание. Когда нахрапом ничего не выходит (что как раз очень логично), он действительно начинает комбинировать. Все понятно, не на того нарвался. Остап одержим заполучить миллион, но и Корейко одержимый – во-первых, он его уже заполучил, а во-вторых, не желает отдавать. Кстати сказать, это кто еще здесь комбинатор… Комбинации Корейко описаны довольно подробно. Авторы, при этом, не забывают попинать систему и проявить всячески свое диссидентство. А вот с комбинациями Остапа вышло хуже. Понятно, что он сделал, понятно, откуда заходил, но то, как все же он все же добился папки со своим «средством», остается несколько туманным.
А еще Остап переживает внутренний кризис. Он вдруг теряется, падает духом, путается в своих желаниях, впадает в апатию. С него слетает легкое очарование беззаботности, под которым обнаруживается очень острый и жесткий скелет. Он безжалостен. Не просто не замечает валяющиеся в его следах трупы судеб, но именно что совершенно к ним безразличен. И становится ясно, что все беды, которые можно было попытаться списать на недомыслие и случайность в прошлой книге – не случайны. Остап не добр, и даже не добродушен. И это становится очевидным. Даже его внешне хорошие порывы – не более чем амбиции, не способные никого обогреть.
Ах, Рио, Рио… Закономерный жесткий финал, и, несмотря на легкий и зажигательный язык, от книги остается множество крылатых фраз, осколки иллюзий и печаль-тоска. Но, "может быть, так надо. Может быть, именно в этом великая сермяжная правда"...
Яндекс.Метрика СкопироватьУстанавливая код счётчика на сайт, вы сог
Назад к содержимому | Назад к главному меню